Добыча 2018: курс у нас один – правильный

12 лютого 2019

Кратко, но ёмко подведём итоги украинской добычи углеводородов. Как говорил глава правления «Газпрома» Виктор Черномырдин: «Много говорить не будем, а то опять чего-нибудь скажем». Отметим – год был сложный, но отрасль продвинулась вперед. В 2018 году в Украине добыли 21 млрд м3 газа (в 2017 году – 20,5 млрд м3). Увеличение добычи газа, по сравнению с 2017 годом, составило 0,5 млрд м3, или около 2%. При этом 73,8%, или 15,5 млрд м3, от общего объема обеспечила государственная «Укргаздобыча», продемонстрировав рост в 1,6%, или 250 млн м3. Хотя по более важной графе – отгрузка товарного газа – падение составило 100 млн м3до 13,8 млрд м3 (с 13,9 млрд в 2017 году). При этом бюджет развития госкомпании был по-настоящему рекордный – 28 млрд грн против 12 млрд грн в 2017 году. Сводя бюджет и результат, у многих возникает вопросы об эффективности. Да, и до добычи нефти в Украине, как и прежде, никому нет дела.

Драйверами украинского рынка добычи углеводородов, как и в прошлом году, были государственная компания «Укргаздобыча», полугосударственная «Укрнафта», частные ДТЕК Нефтегаз, ГК Burisma, «Укрнефтебурение», ГК Smart Energy, ПГНК и Geo-Alliance. Кроме того, хорошие и завидные для многих темпы показывает ГК «Захиднадрасервис». Именно эти компании обеспечивают львиную долю добычи, а также являются крупнейшими заказчиками сервисных услуг как украинских, так и зарубежных компаний. Вместе они формируют крупнейшую бюджетообразующую отрасль Украины, от успеха которой зависит выполнение государством социальных обязательств и обеспечение оборонных нужд.

Win-win или win-lose game?

«Укргаздобыча» хоть и нарастила объем добычи газа до 15,5 млрд м3, но из-за огромных производственно-технологических потерь в 1,5 млрд м3 газа сократила отгрузку товарного газа до 13,8 млрд м3. Причины таких существенных потерь пока не ясны, ведь объем ремонтов и операций по интенсификации добычи хоть и больше, но сопоставим с 2017 годом, а ростом объемов бурения, по словам буровиков, также не объяснишь такие потери. «Технологически надо очень постараться, чтобы так «продуть» скважины», – отмечали собеседники НефтеРынка, комментируя ответ одного из топ-менеджеров УГД про потери. Кроме того, добыча нефти и газового конденсата составили 447 тыс. т, падение – около 5%.

Отметим, что в 2018 году количество скважино-операций по интенсификации добычи углеводородов, в частности ГРП, операций с использованием колтюбинговой техники и т.д. было очень высоким. Согласно релизу, УГД – это 744 операции (1100 в отчёте для «Нафтогаза»). Для сравнения в 2017 году было выполнено 800 ремонтов (включая 300 КРС) и 120 ГРП. Добавим, что подрядчиками проведения ГРП на протяжении 2,5 лет оставались всего две компании – Tacrom Services (говорят – румынская, но о ее деятельности на родине очень мало информации) и «Белоруснефть» (госкомпания, которая на заграничных проектах по сервисам зарабатывает в разы больше, чем у себя дома), обе суммарно выполнили 300 ГРП. Также компанией отмечалось, что в работах были задействованы сотрудники филиала УГД-Сервис, что дает надежду на получение необходимой компетенции сотрудниками компании для самостоятельной реализации этих операций для внутренних нужд и внешних заказчиков, как это делают белорусские коллеги.

Также, если на конец 2017 года было пробурено 58 скважин, из которых 52 были введены в эксплуатацию, то в 2018 закончено бурением 97 скважин и введено в эксплуатацию 69 новых скважин. Правда, стоит отметить, что из введенных в эксплуатацию в 2018 году минимум шесть скважин можно отнести к прошлому году, а 13 записать на счет внешних подрядчиков, которые представлены хорватской Crosco (буровая компания, входящая в пул хорватской полугосударственной INA), китайской Xinjiang Beiken Energy Engineering (из-за которых топ-менеджеров госкомпании Олега Прохоренко и Юрия Нагорняка невзлюбили украинские буровики) и одной украинской компанией «Спецмехсервис» (одна из немногих частных буровых компаний в Украине). Отметим, что украинской компании удалось выиграть тендер ввиду своевременного обновления буровых станков и колтюбинговых установок (на ходу пришлось «за дорого» покупать дорогостоящее оборудование). Повезло. Правда, на данный момент СМС находится под штрафным прессингом со стороны УГД, видимо, еще не дотягивает до высоких стандартов госкомпании.

Из неприятного, что происходило за год в госкомпании, – постоянные слухи/жалобы о коррупции, которая как подкармливала через закупки товаров и услуг задействованных в схеме персонажей, так и навела тень на команду Прохоренко. Система Prozorro хоть и навела шороху и давала возможность видеть победителей миллионных тендеров на поставку оборудования и услуг, но в них то и дело проскакивали компании – то «ягодные виноделы», то «насировские», то вовсе всплывала старая гвардия «донецких»…

Вернемся к цифрам. По информации СМИ, в ГПУ «Полтавагаздобыча» (результаты 2018 г. – 6,1 млрд м3 или -1%) в ходе проверки Госгеонедр от 12.10.2018 (дата подписания акта проверки) было обнаружено технологические нарушения при отборе газа и газового конденсата. Фактические отборы газа в разы превышали нормативные, что свидетельствует о возможном желании улучшить годовую статистику. Правда, при такой эксплуатации жизненный цикл скважины, а также объемы газа, который можно поднять, уменьшаются во много раз. Но, опять же, подобным образом поправлять статистику ради стахановских «рекордов» бесконечно нельзя. По данным «Укртрансгаза», уже в январе 2019-го среднесуточный уровень добычи УГД составил 43,04–43,10 млн м3 (на 740–950 тыс. м3, или 1,7–2,2%, меньше среднесуточных показателей декабря 2018 года, когда был рост). Толком НефтеРынку в УГД объяснить падение не смогли, зато пиарщики прислали релиз о росте добычи в сравнении с… январем 2018 года. Молодцы.

Среди бесспорного позитива нужно отметить, что компания выходит на финишную прямую реализации программы по закупке немецких и китайских буровых станков. Каждому станку уже даже подобраны имена великих украинских исторических деятелей.  В августе 2017 года компания определила победителями тендеров на закупку 12 буровых установок две китайские компании: Sichuan Honghua Petroleum Equipment для поставки 10 буровых грузоподъемностью 450 т за $123,85 млн (несколько уже находится в процессе растаможивания) и Shandong Kerui Petroleum Equipment для поставки 2 буровых грузоподъемностью 320 т за $18,49 млн. Кроме того, в декабре 2017 года компания заключила соглашение стоимостью $110 млн с немецкой компанией Bentec GmbH Drilling & Oilfield Systems на поставку пяти буровых установок грузоподъемностью 450 т. Правда, о победе Bentec журналистам НефтеРынка было известно еще в мае 2017-го, когда лично CEO Дирк Шульце радостно поделился этой новостью на выставке OTC в Хьюстоне. Тогда он утверждал, что их преимущество – локация производства, часть комплектующих будет произведена в Украине – компанией Discovery (г. Стрый, Львовская обл.). Несмотря на обещание, в этом году в Bentec сообщили, что поставив всего одну немецкую буровую, в компании решили отказаться от планов локализации в Украине и все последующие станки будут собирать на своей базе в Польше. По большому счету, Bentec попользовался украинским производителем, чтобы выиграть тендер. Почему в госкомпании этого не хотят видеть, нам очень странно. При таких возможностях и потребностях можно было бы уделить больше внимания украинскому машиностроению. Наши соседи, белорусы, к примеру, в рамках офсетных обязательств по аналогичным закупкам получили инвестиции итальянской компании Drillmec S.p.A. и сейчас производят станки самостоятельно в интересах третьих стран.

В редакции лишь надеются, что ни один из станков Bentec собранных вне Украины не назовут в честь лидера ОУН Степана Бандеры, ввиду сложных исторических отношений между Польшей, Германией и лично Степаном Андреевичем.

Как бы там ни было, первый новый за последние 20 лет станок Bentec впервые забурился 22 декабря 2018 года на Жемчужном месторождении в Полтавской области, что, видимо, немного вышло за рамки плана. В конце сентября 2018 года директор по экономике и развитию бизнеса АО «Укргаздобыча» Алдас Балтутис заявлял, что «в ноябре мы сможем разбить бутылку шампанского о новый буровой станок». Увы, спустя неделю после запуска на станке вместо бутылки была разбита дорогостоящая система верхнего привода, которую в оперативном порядкеотправили домой в Германию. Надеемся, что данный станок не назвали в честь великого украинского гетьмана Ивана Мазепы, поскольку быть разбитым под Полтавой два раза, это как минимум обидно.

Кроме затрат, ничего страшного не произошло, станок может работать и без системы верхнего привода. Сейчас бурение на немецком инженерном чуде ведется роторным способом, как и на старых «Уралмашах» УГД. Хотя этот случай возмутил украинских частных буровиков, которые тут же припомнили УГД требования к станкам внешних подрядчиков, которые «обязательно должны были быть оснащены системой верхнего привода». Оказалось, можно и без Top-drive.

Правильно ли менеджеров «Укргаздобычи» обвиняют в расточительном использовании дефицитных ресурсов компании? Нужно сравнивать. Мы, к примеру, пытались разобраться с тендером на закупку систем дистанционного мониторинга скважин. Контракт подписан с американской Honeywell. Стоимость – 384 млн грн за 386 скважин, из расчета где-то $35 тысяч за скважину. Это первый тендер, всего хотят оборудовать 2000 скважин. Безусловно, система скорее всего гениальная, но цена в $35 тыс. за одну скважину для Украины является просто огромной, хотя для компаний в бассейне Permian в США она терпима. Ранее «Укргаздобыча» делала пилотную закупку (детальнее в статье НефтеРынка «Курс на автоматизацию» от 26 февраля 2018 года), установив подобные по функционалу системы на 22 скважинах из расчета $15,5 тыс. за скважину. И даже тогда цена казалась завышенной, ведь частные добывающие компании ставят такие системы стоимостью до $15 тысяч. А «Укрнафта», внимание, за… $1,5 тыс. Да, там научились работать в условиях критического дефицита ресурсов. 

Признаем, что наследие Олегу Прохоренко досталось незавидное, ведь из «Укргаздобычи» годами вытягивали ресурсы, изымая газ за бесценок, что приводило к технической и профессиональной деградации. Но и ресурс взамен он получил достойный: была дана беспрецедентная свобода по зарплатам (в основном ее прочувствовали новые командиры направлений и топ-менеджмент) и была увеличена цена газа (в два этапа с 1590 до 6115,98 грн/тыс. м3, что дало возможность организовать миллиардные закупки нового оборудования и техники, финансировать программы бурения и интенсификации добычи). При этом была запущена больше корпоративная, чем правительственная «Программа 20/20», для реализации которой убрали огромное количество преград, бюрократии и снизили налоговое бремя до конкурентного на европейском континенте уровня.

Хотя для Олега Прохоренко эта программа, точнее ее невыполнение, имеет скорее негативный эффект. В книге «Метод McKinsey» (а Прохоренко выходец именно из этой консалтинговой компании) говорится, что нужно быть очень осторожными в обещаниях и никогда не создавать завышенных ожиданий. Допускаем, что специалисты из McKinsey могут подсказать, что делать дальше (один тендер на консалтинг в Prozorro на 67 млн грн висит). В итоге: «Были у нас и бюджеты реальные, но мы все равно их с треском проваливали. Будем отстаивать это, чтобы этого не допустить», – говорил Виктор Черномырдин.

Win-win, хотя мир против

По итогам 2018 г. «Укрнафта» увеличила добычу нефти на 5% до 1448 тыс. т, прирост зафиксирован впервые за последние 12 лет. Добычу газа удалось удержать на уровне 2017 года – добыто 1,082 млрд м3, что на 2% меньше, чем в 2017. Среднесуточная добыча нефти и конденсата выросла на 5% до 3,97 тыс. т/сут. по сравнению с показателем 2017 года – 3,78 тыс. т/сут. Одновременно среднесуточная добыча газа продемонстрировала незначительное уменьшение с 3,03 млн м3/сут. до 2,96 млн м3/сут. Увеличение добычи было достигнуто благодаря интенсификации добычи на старых скважинах и эффективном внедрении технологий гидроразрыва пласта и ремонта скважин.

В прошлом году компания провела 17 операций ГРП, причем собственными силами. Кроме того, компания завершила капитальный ремонт на 121 скважине и провела 93 операции по интенсификации добычи. Надо отметить, что выйти на позитивный результат по итогу года удалось при минимальных инвестициях – около $30 млн (!). Не последнюю роль в этом успехе сыграл выходец из американского штата Аляска – вице-президент по добыче и переработке Маврикий Калугин. Тот самый, который заставил сотрудников компании носить защитные каски, что до прихода действующего менеджмента считалось признаком дурного вкуса.   

(Фото старшего геолога НГВУ “Надвірнанафтогаз” Ивана Поповича)

Британско-американский менеджмент полностью себя оправдал и при этом сумел провести как внутреннюю перестройку структуры управления компанией, так и решить вопросы с атакующими со всех сторон органами государственной власти. Марк Роллинс отметил, что несмотря на нерешенный вопрос налогового долга, который ограничивает инвестиционные возможности, при минимальных инвестициях и даже работая на истощенном фонде скважин, у «Укрнафты» есть огромный потенциал, который она может реализовать при нынешних резервах компании». Если бы у компании была бы возможность свободно распоряжаться финресурсами, то скорее всего через 3–5 лет Кременчугский НПЗ был бы загружен хоть и не до проектной мощности, но до объемов, которые бы позволили отказаться от нефтепродуктов соседней недружественной страны.

Дела частные

Наибольший прирост добычи продемонстрировали «Укрнефтебурение», Burisma Group, Smart Energy, ПГНК и ГК «Захиднадрасервис».

При этом лидером остается ДТЭК Нефтегаз (Нефтегаздобыча), который добыл 1,64 млрд м3 газа и 51,5 тыс т газового конденсата. Добыча почти соответствует показателям 2017 года. В компании реализовали планы программы бурения на Семиренковском месторождении, в рамках которой были пробурены скважины №25 и №61. Также 29 января 2019 года было начато бурение новой скважины – №72. Подрядчик – «Белоруснефть». Также компания финализировала масштабный инвестиционный проект по строительству пропаново-холодильной установки, которая была введена в эксплуатацию на Олефировской УППГ в сентябре 2018 г.

Вторая по объемам добычи частная компания Burisma Group в прошлом году добыла 955 млн м3, что на 25 млн м3 (2,7%) больше, чем в 2017. Добыча конденсата выросла вдвое до 72 тыс. т. В прошлом году Burisma бурила больше всего среди частных компаний. Было задействовано два буровых подрядчика – «Полтавская буровая компания» (ПБК) и «Укрбурсервис». Всего было пробурено почти 20 скважин. Также в октябре Burisma приобрела новую колтюбинговую установку.

Наибольший прирост прошлого года показала компания «Укрнефтебурение», которая добыла 533 млн м3, что на 37% больше, чем в 2017. Добыча нефти и конденсата выросла на 69% до 72 тыс. т. За прошлый год было пробурено 4 новые скважины, а также проведения КРС существующего фонда. На 2019 г. планируется ввод в эксплуатацию 5 новых скважин.

Smart Energy, которая включает «Укргазвыдобуток», Regal Petroleum (листинговая) и «Пром-Энерго Продукт». Эта группа в 2018 г. показала значительный прирост добычи газа – 31% до почти 300 млн м3. Добыча газового конденсата выросла на 40% до 25,7 тыс. т. В прошлом году Smart Energy ввела в эксплуатацию две скважины №28 на Островерховском месторождении и №10 на Васищевском месторождении в Харьковской области. Кроме того, она успешно завершила капитальный ремонт и возобновила эксплуатацию скважин №12 и №6 на Свиридовском месторождении в Полтавской области.

«Полтавская газонефтяная компания» («дочка» британской JKX) в прошлом году сумела выйти из кризиса и увеличила добычу на 4,9% до 181,45 млн м3. Добыча нефти и конденсата выросла на 6% до 33 тыс. т. Компания провела ремонты на фонде из 120 скважин, из них 8 скважин государственных компаний, находящихся на лицензионных участках ПГНК. Также впервые с 2015 года начала бурение новых скважин. Кроме того, ПГНК – одна из первых частных компаний, которая внедрила технологию забурки бокового ствола. В частности, эту технологию она внедрила на скважине 103 Игнатовского месторождения. В результате начальный суточный дебит составил более 300 тыс. м3 газа. Бурение было осуществлено в сотрудничестве с компаниями «Спецмехсервис» и «НИиКБ бурового инструмента». Отметим, что в прошлом году компания показала пример, став первой, кто добровольно открыл свою геологическую информацию.

Geo-Alliance, объединяющая две добывающие компании – «Природные ресурсы» и «Восточный геологический союз», в прошлом году добыли около 200 млн м3 газа и 43 тыс. т конденсата. Падение добычи составило около 15%. В прошлом году было введено в эксплуатацию новую скважину на Луценковском месторождении, Полтавская обл. В июле «Восточный геологический союз» начал бурение еще одной глубокой скважины на 6200 м на Кошевойском месторождении в Полтавской области. Завершение бурения планируется в 1 квартале 2019 г.

Лидером на Западной Украине является ГК «Захиднадрасервис». По итогам года компания удвоила добычу до 110 млн м3. Сегодня ежедневная добыча всех компаний группы «Захиднадрасервис» составляет 350 тыс. м3. В 2019 г. ожидается увеличение добычи до 500 тыс. м3 в сутки. Группа «Захиднадрасервис» включает в себя буровую компанию «Горизонты» (совместное предприятие с чешской MND). Ежегодные объемы бурения около 10 скважин. В прошлом году во Львовской области компанией введено в эксплуатацию «Горское» и «Быстрицкое» газовые месторождения.

Безусловным драйвером развития газовой добычи является цена ресурса, а также налоговые преференции. Увы, обоими параметрами не могут похвастаться добытчики нефти, запасы которой в Украине могут покрыть не только внутренние потребности в нефтепродуктах, но и позволить заработать на экспорте, а также загрузить оставшиеся в строю НПЗ.